Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

котобарон

Уайна-Пикчу. Часть I. Повелители Дождей.



Громко звенит телефон. Я вяло поднимаю трубку. Часы кристаллизуют красными мутными палочками три утра. "Сеньор, вы просили Вас разбудить" - очень тихо на английском с мягким испанским акцентом говорит женский голос. Я пытаюсь нащупать выключатель от лампы, стоящей на тумбочке кровати. Пальцы немые, но в их кончиках чувствуется покалывание. О черт, горная болезнь, первые признаки. Нужно как можно скорее покинуть Куско. Так пишут в путеводителях опытные люди.

Долгожданный щелчок. В спальне зажигается матовый свет, в бледном сиянии которого возникает Иисус, смотрящий на меня с огромного трехметрового полотна покрывающего практически всю противоположную к кровати стену. Лежать под таким животворящим и всепроникающим взором и страшно и грешно. Я спрыгиваю с кровати и иду в гостиную нашего люксового номера отеля Casa Andina. Там меня встречает еще одна огромная картина с девой Марией и мраморный алтарь, на котором еще со вчерашнего вечера было предусмотрительно разложено все наше походное снаряжение. Мимоходом осеняю себя крестным знамением и смело иду в душ. schurshik уже проснулась и скрупулезно наводит макияж - необходимая составляющая любого похода. Нам обоим катастрофически не хватает воздуха. Иногда мы дышим как два пойманные рыболовами ерша, которых выкинули на сушу. Из-за этого нам становится чрезвычайно смешно, и так как на смех воздуха тоже нет, то из состояния половинчатого дыхания выйти сложно. Смеяться прекратить тоже сложно, так как недостаток воздуха в легких эквивалентен употреблению марихуаны в малых дозах. Так мы "ершимся" пока не становимся синими от кислородного голодания. Трудно все это понять читателю, но это Куско друзья, там абсолютно другой мир. Мир где нет воздуха.

В четыре часа утра в дверь номера раздается тихий аритмичный стук. Это прибыл welker. Держится бодро, но лицо бледное, помятое местным алкоголем и изнуренное нашим вчерашним броуновским скитанием по древней столице инков. Мы выходим из номера и начинаем расслабленно двигаться в направлении ресторана гостиницы, чтоб проверить есть ли там завтрак или нет. К нашему удивлению, ресторан оказывается открытым.

Правда позавтракать нам так и не удается. К нам подбегает консьерж и подобострастно сообщает, что наш водитель прибыл на двадцать минут раньше чем положено. Для нас это очень хорошая новость. Со своим тур-агентом Софией Барредой, которую я нашел по рекомендации какого-то абсолютно мутного, но очень убедительного в сетевом общении перуанца, мы переписывались исключительно по электронной почте. Всепрощающая душа русского человека привычна к жесткому кидалову на чужбине. Поэтому, возможность такого варианта мы тоже рассматривали. Все мои договоренности с Софией были основаны исключительно на честном слове, и деньги мы договорились заплатить после окончания всех туров. Я немного волновался но, как потом оказалось, безосновательно.

Мы ограничиваемся чашкой кофе и решаем, что перекусим где нибудь по пути. Водитель Альберто уже ждет нас в лобби. Одет как извозчик лимузина в L.A. Белая накрахмаленная рубаха, лакированные ботинки, брюки со стрелками, укладка бриолином на голове. Запах добротного одеколона, малость напоминающим советский Тройной улавливается на расстоянии трех метров. Консьерж не без труда распахивает громадные врата старого особняка колониального периода, переделанного в пятизвездочный отель в прошлом веке, и вот мы уже стоим на безлюдной плазолетте. Хмурое утро в столице инков. Воздух, которого нет, трудно назвать свежим, есть просто смертоносный холод космоса. По улицам Куско снуют маршрутные автобусы, которые развозят трудовой народ Перу на работу. Люди смотрят на нас из окон маршруток с грустью и изумлением одновременно. Меня уже начинают захлестывать эмоции пролетарской солидарности а-ля Чегевара, но в это время наш водитель подгоняет свой сверхзвуковой Опель восьмидесятых годов к главному входу. Мы втискиваемся кое-как в эту машину, Альберто топит педаль газа, и мы, дрожа и вибрируя по тысячелетней брусчатке, проносимся сначала сквозь старый город, потом взлетаем на высоченную гору, с которой открывается обалденный вид на "Пуп Земли", так название города Куско переводится с языка кечуа, за считанные секунды преодолеваем перевал и, по извилистому серпантину узкого шоссе начинаем спускаться в Священную Долину.

Collapse )

Ссылки по теме:

БОСТОН-МАЙАМИ-ЛИМА-КУСКО-МАЧУ-ПИКЧУ: ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ

КУСКО- ДРЕВНЯЯ СТОЛИЦА ИМПЕРИИ ИНКОВ: ЧАСТЬ I
promo boxing_cat december 19, 2012 11:11 18
Buy for 50 tokens
" У них был обычай прежде и еще недавно бросать в этот колодец живых людей в жертву богам во время засухи... Бросали также многие другие вещи из дорогих камней и предметы, которые они считали ценными. И если в эту страну попадало золото, большую часть его должен был получить этот колодец…
котобарон

Поездка в Бельгию: Аэропорт Мадрид-Барахас



В Бельгию мы летели через Мадрид авиакомпанией Iberia. Семь часов веселого полета из Бостона. Время убили вполне эффективно Расписали пулю в преферанс. Конечно же welker выиграл, но мне удалось сыграть мизер. Приземлились в Мадриде малость усталыми, но настроение оставалось все таким же веселым. Весело прошли паспортный контроль. В наших американских паспортах поставили жирную печать, что мы въехали в Испанию. Мы пошли искать где нам пересаживаться на рейс в Брюссель. На наших билетах был прописан терминал T4S, собственно в него мы и вышли из самолета. Еще там был терминал T4, до которого нужно было ехать на поезде. Смотрим, что посадочные ворота S находятся в нашем терминале, они даже видны через стекло, но в них не пройти. Я попытался просочиться, но нарвался на погранцов. schurshik тут говорит, что надо  наверно туда на поезде ехать, что мол это специально сделано для того чтоб разгрузить пассажиропоток. Сели на поезд, доехали до терминала T4, там нам сразу же пришлось пройти через секьюрити контроль. Ну, надо так надо, разулись, сняли ремни, потом опять оделись. Пошли обратно на поезд к терминалу T4S. А тут раз тебе и еще один паспортный контроль. Мы отдали паспорта, и получили еще по одной жирной печати о том, что мы въехали в Испанию через двадцать минут, после того как мы в нее родную въехали в первый раз. Доехали обратно на поезде до терминала T4S.  Смотрим, а на табло нашего рейса нет. И вообще, этот терминал еще недостроен, там идут какие-то непонятные строительные работы и сильно воняет краской.

Обратились в справочное бюро. Там нам женщина на ужасном ломаном английском рассказала, что в Брюссель все рейсы отходят только из T4 и нам именно туда и нужно ехать. Сказала, что на вашем билете неправильно пропечатали посадку и Ваша действительная посадка это посадочные ворота  "J", но точно никак не "S". Ёлы-палы! Время до вылета остается 15 минут, и мы ломимся на поезд. А тут бах опять паспортный контроль с серьезными усатыми испанскими мучачас-офицерами. Неужели вбухают третью печать о въезде в Испанию? Тут schurshik на правильном юридическом лингво им говорит, мол сеньоры полисия, мы уже два раза въехали в Испанию в течение последних двадцати минут, поэтому не надо нам ставить третий штамп. У полисия на лицах недоумение. Смотрят на паспорта. Какой-то большой начальник даже прибежал с самыми большими усами как у Дали. Чувствую по их разговорам они пытаются выяснить: как так это так получилось, что американо-руссо разгуливают по нашей территории безнаказанно, а мы тут сидим и тупим? В конце концов отпустили. У испанцев все просто, нет культа страха. Даже в самолетах у них нормальные железные ножи и вилки. Едем во второй раз в терминал T4, ну и конечно заново приходится пройти через секьюрити контроль. Опять разуваемся, снимаем ремни... welker всю эту процедуру ненавидит и жутко возмущается. У него своя философия по этому поводу, но правила не отменишь.  После полутора часа мытарств по аэропорту построенному великим архитектором Роджерсом (да да, тот самый кто спроектировал центр Помпиду в Париже)  мы в конечном счете в последнюю минуту попадаем на наш рейс, садимся на самолет в Брюссель и, как только тот взлетает мы отрубаемся полностью и спим до Брюсселя как котята. Не, не совсем так. schurshik и welker спят как котята, а я сплю как матерый кот. Продолжение следует.
котобарон

(no subject)

Подходит сегодня ко мне негр в метро. В черной шубе, в черной меховой шапке ушанке, вся морда в язвах и воняет как испорченая рыба. Просит денег бедняга. Я ему дал 2 доллара. Он сказал спасибо и ушел. У этой истории нет никакой морали. Президент черный, а его братья по рассе пока еще в полной жопе. И я не думаю. что ситуация изменится в ближайшем будушем.
котобарон

Реальная История II

Эта история случилась 3 марта 1995 г. за год до президентских выборов в 1996. Я был тогда совсем молодой и в тот весенний семестр я по обмену первый раз был в Штатах.

Как водится, завел кучу друзей. Один из моих тогдашних друзей был американский студень (студент) Алекс. Он учился на программера и для души изучал русский в универе. Предки у него были из России, бежали после революции вроде, точно уже не помню. По обмену со мной также был еще один русский коллега – Серега, сейчас он менеджер среднего звена в одной из американских корпораций, а тогда он был просто раздолбай, впрочем такой же как и я в свои двадцать два.

Алекс на карманные расходы приторговывал безделушками из мексиканского серебра, которые он скупал у курьера в Нью Йорке. У него был лоток в центральном холле универа за который он отстегивал 500 баксов аренды в месяц, но это дело у него вполне окупалось, так как за мексиканский хлам он снимал по 300% прибыли. В Нью Йорк он мотался раз в две недели. Он был классным веселым парнем. Мы все тусовались по барам, бухали, обсуждали толстых американок, сходясь в мнении что славянские девушки the best, вобщем, весело проводили время.

Наверно потому что он тоже видел в нас классных ребят, а на тот момент в той местности мы были единственные реальные русские из России, а не русскоговорящие эммигранты в седьмом колене с проблемой выговора буквы «р», Алекс предложил нам скататься с ним в Нью Йорк, и пока он делал свои дела в течение дня мы могли повтыкать на небоскребы, залезть на Твинцы или на Эмпайр, посмотреть на проституток на 42 улице (их тогда еще не разогнал мэр Джулиани), или просто погулять по Бродвею. Выбор был за нами и мы выбрали Твинцы, для тех кто не знает слэнга это те два больших небоскреба, которые раздолбали шахиды курсанты из летного училища. Да.. арабы конечно мудаки. Красивые были башни и людей жалко. Но я отвлекся от сути повествования.

Стало быть решили добираться мы к Твинцам на метро. Метро в Нью Йорке - полный отстой. Душно, грязно, воняет испражнениями и везде бомжи и прочие нехорошие люди снуют и злобно сморят. Наблюдаю я все это и понимаю, что белых лиц в метро пока всего два, и все они наши. Подходим мы с Серегой к кассе покупать жетоны. Стоим в очереди. Вдруг за спиной слышу по русский.

- Смотри, вроде как наши ребята. Давай спросим как проехать в Downtown.

Я оборачиваюсь. Стоит женщина средних лет, хорошо одета с хорошей внешностью. За ней стоит лохматый кудрявый мужик в пальто. Я отвечаю что сам не знаю и поворачиваюсь к кассе. Смотрю, а Серега рот раскрыл и на мужика втыкает. Я еще ничего сказать не успел, а он на все метро так громко как крикнет.

- Смотри, да это же Явлинский!!

Человек в пальто робко прячет лицо в воротник, отворачивается. А Серега опять.

- Точно, как есть Явлинский!

Тут уж и я всмотрелся, и точно Григорий Алексеевич собственной персоны, только выглядит в жизни немного по другому. Теперь уже мы вместе раскрыв рот смотрим на него. Осознав что его персона раскрыта, Явлинский поворачивается и с натяжной улыбкой говорит.

- Ну, здравствуйте ребята!

В это время подходит поезд. Пока мы стояли женщина уже узнала маршрут в кассе на ломаном английском. Она берет лидера партии Яблоко за руку, легким встряхиванием давая ему понять, что пора идти. Серега в надежде достает фотоаппарат и спрашивает.

- А можно с Вами сфотографироваться?

Шаг конечно неожиданный и я прихожу в восторг от такой идеи. Неужели согласится?

Явлинский скромно.

- Нет ребята, у меня сейчас плохая прическа. А с плохой прической я не фотографируюсь. Поэтому когда я в следующий раз приеду хорошо причесаным, вот тогда и сделаем фотографии. - Григорий Алексеевич садится в поезд. Двери захлопываютя.
Мы стоим на платформе и смотрим уходящему поезду в след.

- Почему кандидат в президенты России пользуется услугами Нью Йоркской подземки, ведь тут и обычного человека замочить могут средь бела дня? – спрашиваю я Серегу.

- Наверно на то есть причины о которых мы не знаем. Возможно что он путешествует инкогнито, а в метро пресса не суется. Кроме того, кто была та женщина? На телохранителя вроде бы не похожа – с улыбкой отвечает Серега.

Мне тоже становится смешно.

- Да, Ельцин тоже на троллейбусе ездил пока президентом не стал. А потом его это задолбало и он пересел в бронированный мерс. – говорю я.

Мы встречаем Алекса вечером и рассказываем что встретили кандидата в президенты Российской Федерации. Он смеется и не верит.

Поздно вечером мы едем на машине домой и я говорю Сереге.

- Знаешь, тот поезд в который Явлинский сел был наш поезд. Нам было по пути. Понимаешь? По пути с ним. Мы сели в следующий поезд с таким же номером. Мы могли бы поехать с ним и поговорить про политику, вопросы задать. Может и сфоткаться бы удалось если бы мы его разговорили. Потом бы нашему начальнику показали бы. Он бы, сволочь, от зависти удавился бы на собственном галстуке.

Фонари шоссе мелькали за окном Серега уже усыпал на заднем сиденье.

- Нет Андрюха. Нам с ним наверно не по пути. – вяло сказал Серега закрывая глаза.
  • Current Mood
    nostalgic nostalgic